• By admin
  • 3 Авг 2022
  • 0

Клевое место

Открытие охоты!

Автор рассказа : Жабинец А.Н.

Я не могу себе даже представить, какие ощущения могут сравниться с тем, что человек чувствует на охоте. Ты трясешься как осиновый лист, то замираешь и не дышишь, даже не моргаешь, то бежишь как бешеный на перехват через такие дебри, что не всякий лось решится через них пройти, то целыми днями хвастаешься перед товарищами, какой ты умелый охотник, а то ходишь целую неделю хмурый, оставшись с носом в минувшие выходные на вечерней заре, мучаешь себя вопросом, почему так плохо стрелял – то ли патроны отсырели, то ли кто порчу наслал…

Вот за все это мы и любим охоту, жить без нее не можем или, как артикулируют наши ребята, «подсел на тростник». Одно слово – азарт, а еще точнее – охота пуще неволи, в смысле сам виноват. Сидел бы дома, как все нормальные, уставился бы носом в компьютер, ловил бы там условную рыбу, стрелял бы условных уток, а так, черт побери, пойдет куда-то и бродит с такими, как сам, по лесу и болотам. И не заблудится же, зараза такая!

А что же делает из простого украинца охотника? Да всем же известно – ружжо. А вот что делает охотника настоящим охотником – знают их женщины. Это охотничья собака. И не просто Рябко, Тузик или как там еще, а величаво(!): Жакан, Пистон, Гильза, Пыж…

Есть у охотников и у настоящих охотников Праздник – открытие охоты. По давней традиции оно начинается во вторую субботу августа. И каждый раз возникает вопрос: куда ехать, а может, плыть, а может, летать? Сельским охотникам в этом случае проще: ружжо за плечи и айда к ближайшему водоему, а вот городским без путешествия не обойтись. С кем ехать на охоту или, может, к какой компании пристать, кто будет свидетелем твоих охотничьих подвигов – все это нужно обдумать и обязательно найти правильное решение. Иначе никак.

Дмитрий с Сергеем знакомы уже не один год, они городские охотники со стажем. Не сговариваясь, оба пришли к выводу, что хватит им уже который год кормить уооровских комаров, пора выехать на культурное открытие в какое-то настоящее охотничье хозяйство. Перед этим с неделю обсуждались варианты, сопоставлялись финансовые возможности клиентов, условия проживания, особое значение придавалось наличию водоема и дичи на нем. Кстати, у нас действительно уже создан ряд охотничьих хозяйств, которые поставили себе целью обслуживать охотников, а не просто давать бумажку, как пропуск на пьянку на природе.

Выбранное ребятами место называлось «Клевое место». На сайте хозайства предлагали:

— гостиничный комплекс с широким асортиментом услуг;

— первозданную природу на берегу большого озера;

— лес, тишину и свежий воздух;

— комфортные домики;

— баню на дровах;

— немыслимое разнообразие водоплавающей дичи…

Прейскурант егерского обслуживания удивлял своими ценниками в смысле дешевизны. Был еще у Димона и Сергея третий напарник по охоте. По настоянию жены Дмитрия его назвали не Пыжом или Жаконом, а Ремом. Это был чистопородный немецкий курцхаар с отличным экстерьером, радость и надежда охотников на удачную охоту. Он должен был встречать уже второй его охотничий сезон, и пес еще с вечера заметил неадекватное поведение своего хозяина. Его чаще обычного поглаживали, разговаривали с ним, осматривали со всех сторон. А когда досыпали в миску сверх нормы сухой корм, Рем унюхал, что в воздухе запахло жареным и его ожидают большие дела, и стал громко, по-собачьи переживать вместе со своими товарищами по страсти.

Наконец наступил заветный день открытия охоты. Все охотничье снаряжение в автомобиле, Рем везде сует свою морду с высунутым языком. Ружья, слава богу, не забыли, а обо всем остальном позаботились организаторы охоты – не нужно таскать всю ночь дрова на костер, ставить тент от непогоды. Наше дело охота – сиди себе на кресле-качалке, любуйся закатом солнца, сбивай пепел с сигареты и постреливай себе по уткам, чтобы не отвыкли от охотников. Это еще кто-то из великих сказал, что если уток периодически не пугать выстрелами, то они совсем зажиреют и утратят способность летать, а этого допустить н в коем случае нельзя.

В этом сезоне охота начиналась утром, то есть с утренней зари. Ребята, подтверждая свое реноме бывалых охотников, приехал еще в пятницу утром, чтобы свыкнуться с обстановкой, как говорится, хорошо подготовиться, освоиться, а главное, заранее настроить глаз. Потому что без этого важного ритуала, как говорят классика жанра, ни лысуха, ни тем более камышница, не говоря уже о величественной крякве, умирать не захотят.

И действительно, ожидание чуда Дмитрием и Сергеем оправдало себя: уютные двухместные деревянные домики, рядом кухня – хочешь готовь сам, хочешь приготовят тебе на заказ, вокруг стационарные мангалы для шашлыков, пыхтит баня на дровах, в воздухе запах просто божественный. Правда, и охотников вокруг этого всего достаточно, кое-кто начал настраивать глаз еще со среды, то есть приехали на разведку заранее. Рем, наконец, попал в свою стихию, он носился между охотниками, как скаковая лошадь, от одной компании к другой, все его любили, везде ему давали подачки, тайно надеясь, что именно этот красавец вынесет из тростника его сбитую утку, не лезть же в таких условиях как придурок в воду. Сергей также угостил Рема куском копченой колбасы, которую предусмотрительно захватил з собой. Кусок был принят благосклонно и проглочен мгновенно, купированный хвост выразил самую размашистую благодарность. Второй кусок Сергей собаке не дал, а завернул в салфетку и положил в карман, мол, отдам, как вынесет утку.

Ребятам достался симпатичный дом на двоих с видом на пруд, который раскинулся неподалеку. Там они сложили свои пожитки, которыми запаслись на двое суток. Кроме фонариков, ружей и боеприпасов, большую часть составляли запасы горючей смеси, типа одной бутылки виски (чтобы видели, что мы не последние), ром, затем последовала первая гильдия и на всякий случай Сергей взял трехлитровую грелку самогона, настоянного по старинному рецепту на корне калгана. Ибо культура культурой, а с прошлого открытия в памяти осталось, что патронов хватило, а вот со смесью, чтобы ночью поддерживать костер и греться, случилась промашка.

Недалеко, буквально в нескольких метрах стоял домик другой охотничьей компании на четыре персоны. Их столы были почти рядом. Сначала компании сели обедать раздельно, а потом ужинали, потом братались, пели громко песни, обнимались, целовались, хвастались оружием, удачей, спорили на бутылку. Легли спать далеко за полночь. Дмитрий, зная привычки Рема с предыдущего открытия, чтобы тот не лазил по столам, не найдя короткого поводка, привязал к ножке кровати и после этого, как говорят электрики, самовыключились. Сергей лег головой к открытой двери, потому что ему очень не хватало свежего воздуха. Ему систематически приходилось бороться со сном, он подсознательно боялся проспать утреннюю зарю, чтобы кто-нибудь не застрелил вместо него ему же заготовленную утку. Еще подумалось, кто ж это придумал делать открытие утром, видимо, непьющий…

В то же время Рем, настолько позволяла длина поводка, устраивался тоже отбросить лапы. Он старательно вылизал лицо хозяина в надежде, что тот положит у себя спать. Но не получилось, никакой реакции, как неживой. Тогда Рем решил проявить дружелюбие к Сергею, но тот его нагнал. Рем почувствовал себя одиноким и покинутым, никто не хотел развлекать его, и он решил развлекать себя сам. Сергей проснулся от того, что на столе кто-то громко жевал. Присмотрелся, на фоне месяца стоит на четырех Рем, видно, проголодался, и уплетал оставленные ребятами блюда. Сергей схватил чей-то ботинок, попавший под руку, и со словами: «Чу, скотина, когда ты уже напрешься», запустил в собаку. Попал. Тот вскочил со стола. Благо для Рема, Димон на скорую руку привязал его на один узел и поводок из-за собачьей суеты развязался, дав собаке свободу, но не оставил ее, поскольку второй конец был намертво зацеплен карабином за ошейник. Однако Рем был крепкой собакой и для него даже длинный поводок не был какой-то особой преградой, если бы только ни за что не зацепился, а так он его не замечал. Рем нисколько не обиделся, что в него бросили и чем-то потяжелее, в последний раз получил за вылизанную сковородку.

Сергей снова провалился в дремоту. Рем же унюхал на соседском столе среди шашлыков и балыков свою любимую краковскую колбасу, недолго думая, дважды обежав вокруг стола, насколько хватило длины поводка, и не сумев добраться до колбасы с земли, вскочив на стол и пустился во все тяжкие. Сергей снова проснулся то чавканья Рема и увидел его в такой же позе, что перед этим, только чуть дальше. Нащупав второй ботинок, запустил им в пса и снова попал. Рем понял своим собачьим умом: если уж дважды попали по холке, следовательно, он делает пакость, и спрыгнул со стола. Голова Сергея с шумом упала на подушку, Рем подумал, что в него бросили что-то еще и изо всех сил рванул с места не луг, а поскольку он перед этим обмотал поводок вокруг стола дважды, то стол со всей едой, стаканами, бутылками с грохотом потащился на ним. Как ни странно, грохот никто не отреагировал, пожалуй, всем уже снилась охота.

Молодой и стойкий организм стойко выдержал испытание застольем, и Сергей утреннюю зарю не проспал. Еще до рассвета неподалеку в селе запели петухи, потихоньку стало светлеть. Сергей начал токать товарища, но тот дышал и не шевелился. Димон был меньше в весовой категории где-то наполовину, а пили одинаково, и силы у Димона не успели восстановиться. Поняв бесперспективность усилий в пробуждении товарища, он оставил его в покое, взяв ружье, патроны и ступив от порога, заметил, что нет одного стола. Сразу вспомнил ночь, Рем на столе… Значит, это был не сон. Из-под кровати выглядывала толстая морда Рема с отгрызенным кольцом поводка. Взглянув на охотника, Рем спрятал глаза. Хоть и собака, а стыдно. Стол нашелся уже через минуту, он гордо стоял посреди луга, как ни странно, большая часть еды на нем осталась, все остальное полосой валялось по дороге. «Вот и поохотились…» — опустился на стул Сергей. Уже проснулись на зарю и соседи. Ну, сейчас начнется раздача пряников. Ему так захотелось дать деру отсюда, но Сергей молча смотрел на ребят, которые спешно надевали снаряжение. Один из них говорит: «Ну и посидели!.. Может, еще по шашлыку? Николаевич, а зачем мы вчера стол вынесли на луг?». Николаевич как раз щелкнул цевьем ружья. «Наверное, месяц из-под укрытия было плохо видно… Точно! Толик, ты еще поспорил с Витькой, что если мы по нему все вместе выстрелим, то он рогами перевернется на другую сторону».

И тут у Сергея как камень с души упал. «Кажись, пронесло», — мелькнула мысль, он подмигнул двумя глазами Рему, одним не получилось. Пить водку – это вам не на турнике отжиматься, тут здоровье надо иметь. Почесал затылок и пошел к воде, пока не рассвело, чтобы занять хорошее место. Звал с собой Рема, даже манил его припасенной для него же колбасой, но тот на колбасу уже не велся, притаился под кроватью, вылизывая синяки.

То, что Сергей увидел на пруду, его искренне удивило. Он еще никогда не видел такого количества охотников. Всех вместе их было, как на первое мая флагов при совдепии. Он рядом стояли на широкой дамбе, ожидая своей удачи. И это ж еще больше половины не вышла на зарю по понятным объективным причинам! Стало ясно, что сегодня ему не удастся добыть удивительную дичь по имени кряква. Утка до него просто не долетит, а той, что летит в кислородной маске, на хвост можно только соли насыпать, чтобы быстрее летала. Тут Димон приволок с собой Рема, который всячески упирался и не хотел идти. Рем был в прямом смысле квадратный. По всему видно, что охота ему удалась.

В конце концов, товарищи твердо решили, что на открытие в комфортные условие – это не для них. В родные уооровские болота, в палатку, к костру – это охота. Ведь на прошлом открытии Сергей подстрелил трех чирят и крякву, а Дмитрий – крякву и трех лысух. Выстреляли все до конца патроны. Вот это было охота, я вам скажу!

С тех пор по просьбе определенного количества охотников открытие охоты утром в Украине отменили, открывается теперь только вечером. А что, может, оно и хорошо.

И еще, чуть не забыл, нужно в перечень обязательные вещей на охоту записать цепь для пса, потому что… Ну вы поняли.

Александр Жабинец

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *